ПОЧЕМУ МЫ НЕ НОСИМ СВОИ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ОДЕЖДЫ: ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ЭТО ПРИСКАЗКА 

 До сорока пяти лет я прожила в прекрасном солнечном крае, название которому - Таджикистан, среди очень красивых добрых людей. Много путешествовала по кишлакам, поселкам, маленьким и большим городам и всегда восхищалась природой, жилищами, обычаями, которым затем старалась следовать. В нашей русской семье считали, что нужно обязательно знать обычаи и традиции народа, среди которого живешь, говорить на его языке, изучить его культуру и искусство. Отец и мать приехали молодыми специалистами в Таджикистан в середине тридцатых годов, да так и остались там навсегда. Я знала с самого детства, что таджики любили моего веселого и умного отца и умнейшую, строгую мать, и старалась быть на них похожей. В нашем доме всегда был интернациональный круг друзей, куда входили таджики, русские, украинцы, узбеки, евреи.
 
И хотя мой отец был влюблен (как историк) в историю Франции, он прививал мне интерес (который затем и перерос в настоящую «любовь на всю жизнь») к таджикской земле и людям, которые на ней живут.
 
   У меня было несколько национальных тюбетеечек и помню, что любила их носить, потому что они были яркие, красивые- вышиты нитками или бисером.
    Мы жили в двухэтажном кирпичном доме- в строениях кибиточного типа- жили много таджикских семей, где традиционно воспитывалось по пять – семь детей. Мужчины, женщины и дети носили национальную одежду, которая (как в те далекие годы, так и сейчас) сильно отличается от одежд других народов. Платья из простых и шелковых тканей с абровыми рисунками, тюбетейки черные и цветные, стеганые халаты для мужчин и обязательные шаровары для женщин. Особенно вызывали у меня интерес шальвары (еще один вариант названия шаровар) на девочках и женщинах, да еще украшенные очень красивыми ткаными полосочками понизу. Отец объяснил мне тогда что таков национальный подход к одежде: в таджикских домах нет таких обеденных столов, к которым привыкли мы. Таджики обедают на дастархане- специальной скатерти, которая расстилается на полу. Чтобы девочки и взрослые женщины чувствовали себя удобно и хорошо, в их одежде обязательны шаровары.
   Когда я стала взрослой девушкой, у меня появился свой настоящий таджикский костюм. Подарили его мне в гостях, далеко в горах:  как только переступили порог гостеприимного дома мне, матери и отцу хозяева преподнесли национальную одежду. Совершенно не смущаясь, я с восторгом надела на себя шальвары, рубаху и платье, а дочери хозяев, предложили мне покрасить усмой брови. Через полчаса никто не мог отличить меня- русскую девочку- от таджички. В другой раз в другом кишлаке в честь юноши, уходящего в армию, был устроен праздник. В знак глубокого уважения к нашей семье, мне подарили поясной платок румол, вышитый руками хозяйки, национальный чакан - платье женское, вышитое с ног до головы растительными орнаментами, и платок с огромными розами. Так после праздника в кишлаке Горный Ханака стала складываться моя коллекция национальной таджикской одежды.
     За несколько десятилетий, прожитых в Таджикистане, во мне прочно утвердился образ народа, который знает традицию: где, когда и почему нужно одевать национальные одежды, которые ими передались из поколения в поколение  с глубокой древности. И  тогда, когда политико-социальные условия менялись и приходила новая мода; и когда привозились невесть какие «изыски» из-за рубежа- национальные одежды никогда не исчезали из таджикских домов. Практически за многие столетия не менялись покрои и узорные вышивки на предметах народной одежды. В восьмидесятые годы прошлого столетия (годы моего активного становления) со мной не раз происходили интересные истории, связанные именно с национальным костюмом- то таджикским, то русским. И каждый раз все было связано с уважением и почитанием этого феномена, сокровища любого народа  - национальный костюм.
 
 В  качестве педагогического эксперимента, Министерство народного образования Таджикской ССР разрешило Душанбинской средней школе   (вместо часто пропадающих уроков пения) создать новый предмет- «Основы эстетических знаний». Мне предложили разработать программы и преподавать этот- никому тогда неизвестный- предмет. Изучали традиционную  одежду повседневную и праздничную, рисовали сами эскизы и узоры для вышивок. При разработке программ мы включили материалы о народной таджикской одежде.
   
В мою программу также вошел и русский традиционный костюм. Ребятам очень нравилось, когда  я вела урок в национальном костюме- то в таджикском чакане, шальварах и украшениях, то в русском сарафане или паневе. Результатом наших уроков стало создание танцевального ансамбля «Березка». Тогда мы узнали о национальных костюмах разных народов неимоверно много: сами шили по эскизам, осваивали множество таких исконно женских ремесел как вышивка, шитье, декорирование тканей различными материалами, конструирование из картона, низание и расшивание бисером. Мы все, и дети и взрослые, были очарованы своими  изделиями: уверена, что наши  увлекательные занятия оставили серьезный след у всех участников на всю жизнь и реально повлияли на отношения с людьми других национальностей (даже для того времени- во времена СССР- это было чувствительно).
       Помню «историю с национальным костюмом» для девочек- школьниц из далеких районов, кишлаков, которым было не просто привыкать к обычным школьным платьям и передникам. А, когда наконец, этого добились, и во всех городах и поселениях республики девочки надели утвержденную в государстве форму, то обнаружилось, что с шароварами и головными платками они не желают расставаться ни в какую.  Да и родители также настаивают, чтобы коричневые платья с передниками  дополнялись национальными платками и  шароварами. Смешно, но мы, работники просвещения (а я уже возглавляла эстетический Совет республики и руководила отделом Таджикского НИИ педагогических наук) развернули целую дискуссию по этому поводу. Мне пришлось выступить в центральной газете со статьей в защиту головных платков и шаровар. Усилия увенчались успехом и в кишлаках перестали «мучить» учениц и их родителей такими требованиями. Но то, как женщины таджички защищали детали своей национальной одежды, на меня произвело сильное впечатление.
 
          Когда в начале девяностых произошли известные военные действия в Таджикистане, я как и большинство русских людей были вынуждены покинуть республику. Но уже более двадцати лет я приезжаю в Таджикистан регулярно. И не только на могилы родителей и друзей. Я еду в любимые мной кишлаки, в великие горы; сижу на берегах бурных горных речек. Вышиваю с подругами и их внучками чаканы и зардеворы и те самые шаровары. С удовольствием вожусь с козлятами на джайлоу и  альпийском лугу, то мажу глиной тандыр, национальную печь для лепешек и самбусы.
 
И все это время хожу в национальном таджикском костюме и наслаждаюсь принадлежностью ко всему этому миру. Можно спросить, что, без таджикского платья и шальвар природа и общение с людьми стали бы другими? Однозначно «Да!». Да, совсем другими - менее полными, менее красочными и радостными. И конечно отношение, уважения ко мне как к представителю русского народа, был бы иной, чем тот, что есть сегодня.
       
Когда несколько лет назад я была в Таджикистане на потрясающем празднике 2700 лет Кулябу, то подготовила к этому событию чакан - знаменитое национальное  платье, вышитое с особенной роскошью: много лет назад я засняла в музее города Ховалинга эти узоры и теперь вышила их на прекрасном советском сатине красного цвета. Шел 2006 год. Я одела это платье с шароварами и пошла по улицам Душанбе и была поражена тем, что происходило в связи с этим вокруг. Со мной стали здороваться совершенно незнакомые люди, улыбались женщины и мужчины, дети. А милиционер на перекрестке остановил жезлом движение и позволил мне пройти. Это было торжество национального костюма, его языка, его смысловых нагрузок. Будь я  в обычной «европейской» одежде – очевидно, что  ничего подобного бы не происходило. Всем было понятно, что идет в таджикской одежде именно русская женщина, для которой эти одежды родные, и она гордится ими. Чакан – это не просто национальный костюм. Президент Эмомали Рахмонова всегда подчеркивал, что таджикский костюм- это национальная гордость. В честь чакана в городе Кулябе проводится конкурс вышивальщиц на лучший чакан года. И я готовлюсь  принять в нем участие в скором времени.
 
 
СКАЗКА ВПЕРЕДИ
 
В конце восьмидесятых я по семейным обстоятельствам приехала на свою историческую Родину, в Москву. Одну из комнат в своей квартире я оформила как таджикскую национальную комнату -«МЕХМОНХОНА
Именно тогда, по приезду меня «резанула» та разница в отношении к национальному наследию таджиков и русских. Тогда мне казалось, что если таджикский народ так уважает свои национальные одежды, то уж русские люди не должны отставать от них  в этом вопросе.   
Дальнейшая работа в этом направлении поразили меня в самое сердце. Оказалось, что мы- русские, не знаем традиционной одежды, не шьем и не носим ее! Ее нет в наших домах,  о ней, кроме специалистов  почти никто не знает, ее красота и уникальность «заблокированы» кем-то (или нами же) в  сумеречных подвалах  нашей памяти, которые (как показала дальнейшая жизнь) открываются с большим напрягом.
Тогда-то и возникло ощущение, что передо мной стоит некая важная задача...
 
Первое  удивление и непонимание я испытала, когда приняла предложение выставить свою коллекцию традиционного русского костюма в фойе Кремлевского дворца, где располагалась выставка- ярмарка русских сувениров. Заполненные яркими и замечательными произведениями Палеха, Мстеры, Городца, Жостова они являли собой впечатляющее зрелище. Здесь же были размещены наши изделия из текстиля: вышитые женские и мужские рубахи, паневы, сарафаны, передники, детская одежда, повойники. И как инородные тела присутствовали девушки-продавцы, одетые в безликие темные «офисные» костюмы. Они поразили бы наших иностранных гостей и были бы прекрасными образами русской национальной культуры, надень они русские национальные одежды. Я, конечно же, обратилась к ним с вопросом, почему они не в русских костюмах? Возмущение девушек было столь искренним, что ни в сказке сказать, ни пером описать.
-Вы хотите выставить нас на посмешище!? Нас все засмеют!
-Все скажут, что мы дуры, вырядились ЧОРТ ЗНАЕТ ВО ЧТО!
-Мы будем выглядеть как чучела! 
   Когда же я обратилась к их  руководству с тем же вопросом, то мне ответили с сожалением, что девушки стыдятся русского национального костюма и отказываются его одевать. Комментарии, как говорится, излишни. На дворе стояли 90-е, перестроечные…
    
Все последующие годы я плотно занималась изучением вопроса, почему же мы не носим свой национальный костюм? Почему не знаем- куда и когда  его нужно и важно (в своем нынешнем быту) одевать.  У большинства других народов дома обязательно есть национальные костюмы, а у нас- нет. Что произошло в наших душах, если мы повыбрасывали одежды своих пра- и бабушек, их милые простенькие вышивки, кружева, старинные полотенца. Заполонили свои дома новомодной и коммерчески выгодной мебелью и текстилем. Надеваем чуждые нам безобразные одежды, поставив самим себе заслоны к прекрасным, теплым, с многовековыми традициями оберега одеждам наших предков. Тысячи русских на моей памяти восклицали каждый раз одно и то же (в разное время и в разных местах нашей великой страны): «А куда его одевать то, этот русский костюм? Засмеют еще»...
Работая со студентами агроинженерного Вуза (МГАУ им. В.П. Горячкина), я обратила внимание на то, что наши студенты (из разных уголков страны) никогда не спрашивают о традиционных ремеслах и одеждах.  Однако, когда я стала расспрашивать их об этом- все откликнулись с энтузиазмом.
Так… наш ректорат позволил ввести в программу предмета «Этика и Эстетика» материал о русской народной эстетике;  дать темы об исследованиях русской народной одежды в перечень дипломных работ; открыть на факультете дополнительных профессий отделения народных ремесел, такие как бисероплетение, коклюшечное кружево, шитье и крой русского народного костюма, русская народная кукла, лоскутное шитье, резьба по дереву, художественная ковка. Это была вторая половина девяностых.
 
Совместно со студентами мы начали свои исследования на тему «изучение возможностей возрождения русского традиционного костюма в современных условиях». И первое, что мы сделали-  провели анкетный опрос на тему русского национального костюма в каждой группе педагогического факультета. Когда анкет собралось более тысячи, мы обнародовали шокирующие результат. 97%  студентов, которые приехали из других городов, поселков, районов России, не имеют не только самого костюма в своем доме, но и представлений о нем. Ничего из русского костюма в их семьях нет (за исключением валенок, платков, телогреек - это из 3%), и все богатство и красота наших потрясающих, невиданных одежд неизвестна им. Они сообщили, что не наденут его ни на улицу, ни дома, что б принять гостей, ни в церковь, ни на свадьбу - словом, никуда его нельзя надеть. А на вопросы о названиях самых распространенных деталей наших национальных одежд практически ответили единицы, уместившись в те самые 3%.
Ребята не знали, что такое  панева, подоплека, ластовица, гашник, епанечка, душегрея, кокошник, повойник, запон, пестрядь.
Но мы не стали грустить, а решили (по теории малых дел) заняться изучением наших национальных одежд и женских исконных промыслов. Многие студенты ответили, что если бы политика нашего государства занялось бы восстановлением древних истоков нашей национальной культуры с привлечением мануфактур, домов моделей, выходов в костюмах на национальные праздники, то изучаемые нами возможности можно было бы восстановить. Вот эта маленькая анкета. Было бы замечательно, если бы все, кто ее прочтет сегодня, сами попробовали бы на нее ответить и увидеть, что же они  лично могут сказать по этому поводу сами себе.
 
АНКЕТА к теме «Изучение возможностей возрождения форм бытования русского национального костюма в современных условиях».
1.В каком месте России Вы родились? Откуда ваши родители?
2.Есть ли в вашем доме русские народные одежды. Носит ли их кто-либо из семьи?
3. Наденете ли вы на себя русский национальный костюм в следующих ситуациях?
   - дома, для себя
   - дома, для приема гостей
   - на улицу, просто пройтись
   - после бани
   - на работу
   - на праздничное гуляние в народ
   - в институт
   - на свадьбу друга
   - на свою свадьбу
   - в храм
   - венчаться
   - на прием по поводу важного мероприятия
 
4. Расшифруйте следующие названия фрагментов русского национального костюма:
   -поднизь;   гайтан;   косоворотка;   ластовица; панева; кичка;   запон;   повойник;   завеска;   рясны;   зипун;   епанечка;  пестрядь.
 
5. Владеете ли вы каким-либо ремеслом для изготовления народного костюма?
ЖЕНСКИЕ РЕМЕСЛА: кружевоплетение; крой ; тканье на станке;   набойка; вышивание; бисерное плетение; жемчужное низание; шитье на руках; шитье на машинке; расшивание лентами и блесткой; изготовление каких-либо головных уборов;   изготовление женских украшений. МУЖСКИЕ РЕМЕСЛА: украшения из металла; изготовление обуви; украшения из бересты и дерева; набойка; 
 
6. Каковы, на Ваш взгляд, причины, по которым русский народ отказался от многих форм бытования своего традиционного костюма?
 
7.Можно ли возродить русский национальный костюм в нашем современном быту?
 

ИЗ "ЖИЗНИ" ТВ-ШОУ…
Как то увидела передачу «Как стать миллионером» с Максимом Галкиным устроители выдвинули вопрос «Какой предмет русского народного костюма называется ПАНЕВА»? с подсказкой кофта, юбка, шубка, шапка. Отвечающий мужчина уже шел на выигрыш в 64 тысячи рублей, было бы всем очень жаль, если бы он неправильным ответом сорвал свой заслуженный успех. Он колебался между юбкой и кофтой и тут все решили, что ему нужно спросить ЗАЛ. Таким образом, к знаниям о нашем национальном костюме были подключены многие представители нашей страны. Зал единодушно решает - конечно, кофта. Отвечающий все же сомневается. Какая-то неведомая интуиция, запрограммированная в этом русском человеке, подсказывает ему, что панева – это юбка, заложенный предками генофонд на уровне подсознания подталкивает его к правильному ответу, но отсутствие знаний заставляет его быть осторожным. Тогда решили использовать звонок к другу-  журналист, объездил со своими репортажами всю страну. Кто как не он знает правильный ответ!  И друг подтверждает мнение ЗАЛА, панева - это кофта. Знающий ответ Галкин лукаво вопрошает - Ну, так что ж - КОФТА? Отвечающий поражает всех своим ответом. «Если я скажу кофта, и ответ будет неправильным, то мой друг всю жизнь будет мучиться, что лишил меня такой большой суммы. Лучше я скажу сам, и тогда моя ошибка будет моим личным проигрышем. Я думаю, что панева – это все таки ЮБКА». Когда загорелось табло, подтверждая правильный ответ, зал вскочил с аплодисментами и криками, слишком уж напряженной была игра. В этот знаменательный вечер множество русского народа узнало, что панева – это юбка.   Подтверждение тому, что многие современники не знают, чем панева отличается от сарафана, что это одна из самых древних женских одежд в виде верхней поясной завертки, что это одно из самых красивых произведений национальной русской одежды, на моем жизненном пути  было великое множество, об этом можно написать отдельный репортаж.

 ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Комментарии

Mahtalcar аватар

Увы, некоторые сейчас путают

Увы, некоторые сейчас путают длань и ланиту...

Но продолжайте, конечно, продолжайте!